Кого у вас в школе называют хулиганом?

Спрашиваю Сашку:
– Кого у вас в школе называют хулиганом?
– Ну… вот если бегаешь быстро, кричишь громко или там прыгаешь высоко… Значит, стопудовый хулиган.

– Серьезно?
– Так школу же сломать можно! Вот бежал ты по школе, поймал тебя директор или учительница, и все. Будут орать тебе: “Ты хулиган, куда бежишь, школу сломаешь, всех затопчешь, что тебе, делать нечего, хулиган ты такой, лучше бы книжку читал, а ты бегаешь, а ну, быстро в класс, сядь и сиди тихо!”… и все такое.

Что-то изменилось в этом мире.
Или у Сашки не школа, а рассол…

Помню, как однажды очень серьезная учительница по этике выговаривала главному хулигану нашего третьего “в” – Игорю Федорову – и всем нам до кучи:
– Не смей врать! Не смей убегать! Не смейте обижать тех, кто слабее вас! Честность, доброта, смелость – лучшие качества настоящего ленинца!

Игореха то бледнел, то краснел. За полчаса до этого кто-то кинул мокрую тряпку в эту учительницу – мы играли в сифу и заигрались. Мокрая, вся в мелу тряпка прилетела учительнице по шее и разозлила педагога страшно. Нас выстроили в колонну у доски и стали требовать признания: кто? Все молчали. Выдавать своих – это же не по-октябрятски! И тогда Игореха, который уже как-то разбил окно в классе, сломал стул, расшиб коленку отличнице и понимал, что терять ему теперь нечего, вышел вперед и сказал:
– Это я кинул.
Но учительница глянула в смелые парнишечьи глаза и резанула:
– Врешь. Кого выгораживаешь?
Мы все вздрогнули.
Но Игоря было не сломить.
– Я кинул.
Учительница была строга. Она всю перемену и начало следующего урока рассказывала нам, что Ленин завещал всем быть честными. Что такое октябрятская порядочность. Что значит верность слову. И даже что такое ленинское, честное слово. И что хулиганы – это те, кто заветов ленинских не помнит, врет, дружить не умеет, трусит и выгораживает подлецов.
Наша первая учительница Елена Михайловна вздыхала. Она была молода, ей хотелось рассказать нам дроби. А тут честность и заветы Ленина.
– Кого выгораживаешь, а? – строго и громко в который раз спрашивала у Игорехи учительница по этике.
Игореха, брови нахмурив, качался, бедолага, но молчал.
Мы у доски тоже устали, но шевелиться было страшно. И вот стоим, кто черный фартучек на форме теребит, кто губы поджимает, кто ноздри раздувает. И тут в тишине:
– Я, наверное, кинул.
– Или я.
– А может, я
– Все кидали, и я кидал.
Все парни нашего класса по очереди стали признаваться. Тогда и девчонки решили не молчать.
– Я тоже бросала.
– И я.
– Я бросала несколько раз.
– А может, я в вас попала.
– Или я. Извините.
Все поголовно признались, что бросали тряпку и могли попасть в учителя. Даже те, кто и бросать не мог, и в руки тряпку не брал, а в сифу последний раз играл в классе неделю назад. Но все поголовно взяли вину на себя.
Игореха стоял счастливый и красный, как рак.
Наша первая учительница едва не рыдала.
А строгая учительница по этике сказала ей:
– У вас, Елена Михайловна, удивительный класс. Ни одного подлеца!
И ушла.
А мы стали обниматься.
Нас целый класс был хулиганов. Мы все бегали, прыгали, орали, как сумасшедшие, скакали на продленке по газонам и гаражам, носились по школе с мокрыми тряпками, крича: “Сифа!”, плевались кто дальше, выжигали свои имена на скамейках через лупу в солнечные дни и сидели на подоконниках.

На верхнем этаже двухъярусной кровати раздался вздох:
– Мам, клево у вас было. Жаль, что теперь не бывает октябрят и ленинских заветов. У нас бы никто не признался, что кидал тряпку. Всем было бы плевать. Поорала бы училка и перестала. Или этого Игоря бы к директору стаскали. И все равно всем было бы плевать. Эх… наверное,у нас класс подлецов… Зато хулиганов нет. Мы не бегаем и не выжигаем…

Источник